Всему виной гены… или нет?

Главный вопрос в теории эволюции — это появление сложности, и СТЭ (Синтетическая Теория Эволюции или нео-дарвинизм) относит её к появлению новых генов в качестве информационных носителей, кодирующих новые анатомические черты и морфологические качества.

Технологии секвенирования генома, ставшие доступными совсем недавно, позволили расшифровать ДНК многих живых организмов, о последовательности генома которых мы не догадывались еще 20-30 лет назад.

Так сравнительный анализ геномов организмов показал, что для развития и формирования новых фенотипичных черт и форм тела вовсе не нужны новые гены. В эволюционно отдаленных организмах могут присутствовать одинаковые гены, при этом, кодирующие совершенно разные морфологические черты. К примеру, генетически люди и кошки схожи на 90%, а геномы человека и плодовой мухи идентичны на 2/3, несмотря на существенные отличия в строении.

В новой работе 2019 г, опубликованной в научном журнале Nature говорится о том, что морфологически совершенно разные морской полип и медуза имеют одинаковые гены, хотя, по словам исследователей, их разделяет «квантовая бездна» в сложности.

Но что самое парадоксальное, так это присутствие невероятной комплексности уже в ранних живых организмах. Когда в 2010 году впервые был секвенирован геном губки (возникли более 600 млн лет назад), исследователи были поражены обнаружению генов, участвующих в формировании мозга и мышечной ткани современных животных, тогда, как считается, никаких живых организмов с мозгом и наличием мышц еще не существовало.

Гены развития конечностей присутствовали в организмах еще до эволюции конечностей. Другими словами, гены ждали своего «выхода на сцену» миллионы, десятки, а то и сотни миллионов лет.
Но разве естественный отбор имеет предвидение, разве он сохраняет сложные генетические программы для какого-то непредвиденного будущего, для неких условий, когда они понадобятся?

Нет!

Кроме того, членистоногие, позвоночные и головоногие моллюски имеют одинаковый генетический набор, отвечающий за развитие конечностей, несмотря на сильное отличие этих конечностей.

Ранее мы уже писали о том, что в построении щупалец каракатицы, ног человека и других его конечностей используются одни и те же гены, а также о том, что гены, кодирующие глаза кальмара, участвуют также в построении ног человека.
Здесь — о том, что идентичный набор генов отвечает за формирование игл рыбы фугу, шерсти мыши и перьев кур.

Расшифровка геномов живых организмов на сегодняшний день продолжается и, как заявляют ученые, того небольшого количества новых генов, присутствующих в совершенно разных живых организмах, недостаточно для того, чтобы объяснить огромную разницу в сложных чертах.
Все эти факты указывают на то, что ключевую роль в формировании новых фенотипичных черт играют не гены, а то, как они регулируются и читаются. Одни и те же гены могут быть подвержены экспрессии совершенно по-разному, производя разные белки, клетки, ткани и даже органы.

Какие последствия это имеет для СТЭ?

  1. Это несбывшийся ключевой научный прогноз теории о том, что при внесении изменений в гены поменяется и фенотип и что единицей вариативности являются именно гены.
  2. Двигателем эволюции в теории является естественный отбор, устраняющий малоадаптивные вариации. В этой связи, не совсем понятно, над чем работает отбор, если идея «эгоистичного гена» не оправдывает себя.
  3. Непонятно, что является источником эволюционных новшеств и что конкретно должно подвергаться мутациям, тогда как для новых морфологических черт изменения в генах не требуются.
  4. Популяционная генетика, сформировавшаяся до эпохи масштабного секвенирования геномов и, по большей части, строившаяся на частоте изменений аллелей (генов), требует широкомасштабного пересмотра.
  1. Учитывая все это, возникает идея о том, что для новшеств тогда требуется изменение в регуляторной сети генов (dGRN или developmental Gene Regulatory Network), а не в самих генах, однако все лабораторные работы главных специалистов в этой сфере (Эво-Дево) — Эрика Дэвидсона и Оливери показали, что попытки поменять dGRN приводят к катастрофическим результатам для живого организма. Но даже, если б это и было возможно, то это был главный удар по градуализму, как одному из принципов дарвиновской эволюции (все изменения незаметны и накопительны), так как несут в себе сразу макроизменения.

Здесь следует отметить, что отличительной чертой науки, как метода познания, является изменчивость и способность пересмотреть или даже отказаться от утверждений, которые воспринимались как факт, тем не менее, сила той или иной научной теории определяется именно реализацией научных прогнозов. У СТЭ не мало научных прогнозов, которые не сбылись. Теории можно редактировать сколько угодно, добавляя эпициклы, как к геоцентрической теории Птолемея, тем самым, поддерживая их жизнь, однако эпистемологическая сила этих теорий ослабевает, а скептицизм по отношению к ним становится обоснованным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.