Эпигенетика, как фактор влияния на вариативность вьюрков Дарвина.

Маленькие птички с островов Галапагос, называемые вьюрками, изменения в клювах которых заметил еще Дарвин, долгое время являются «иконой эволюции» и безоговорочным доказательством истинности теории. Давайте разберемся, что на самом деле происходит с вьюрками и почему их клювы приобретают такое разнообразие.

Прежде всего, надо четко пояснить, что подразумевают биологи под словами о том, что возникают «новые виды» вьюрков. Это не означает, что птицы не могут больше спариваться и давать потомство, однако имеется в виду то, что они приобрели морфологические (в анатомии строении клюва и некоторых других черт) различия и заполняют разные экологические ниши, как утверждает статья на Phys.org. Другими словами, это скорее можно отнести к образованию новых пород вьюрков, нежели полноценных видов.

Второй очень важный момент, который необходимо пояснить, что процесс приобретения морфологических различий галапагосских вьюрков никакого отношения к дарвиновской эволюции не имеет, так как ни естественный отбор, ни мутации в данном случае не были задействованы. На самом деле, изменения клювов вьюрков вызвано не случайными мутациями, а эпигенетическим механизмом. ДНК в геноме может быть помечено в определенных местах специальными молекулами, которые меняют функцию гена, но оставляют нетронутой последовательность нуклеотидов ДНК. Эта область исследования называется эпигенетикой. Эпигенетические изменения динамичны и контролируются сложными клеточными системами. Они создают невероятные степени тонкой настройки, изменения организмов специально, необходимые для окружающей среды, без какой-либо ни было модификации последовательности ДНК. Потомство может даже унаследовать множество этих эпигенетических изменений.

Недавние исследования подтверждают, что между видами дарвиновских вьюрков практически нет генетических различий, однако довольно крупные отличия в паттернах метилирования, а значит эпигенетическом механизме.

Питание и условия окружающей среды являются самыми существенными факторами, вызывающими изменения в эпигенетическом регуляторном механизме. Изменения в видах вызваны дизайн-механизмом, а не случайными мутациями и естественным отбором. В короткие сроки за несколько поколений у видов путем изменения метилирования генов возникают адаптивные черты, что ошибочно воспринимается, как эффект работы естественного отбора. Изменения в организмах могут происходит очень быстро (во много раз быстрее, чем предрекает дарвиновский механизм) путем наследуемых эпигенетических изменений. Однако изменение в механизме метилирования вызывают потерю генетической информации и это является ценой адаптации.

Галапагосские вьюрки- это не единственный известный пример эпигенетических изменений в организмах, которые ошибочно воспринимались, как продукт отбора и мутаций. Подобных примеров много.

Несколько феноменальных примеров быстрых морфологических изменений, которые необъяснимы с позиции дарвинизма, потому что по Дарвину они должна занять сотни тысяч лет, а не несколько поколений и они не должны быть повторяемы, а совершенно случайны.

— Маленькая рыба колюшка, распространенная по всему свету претерпела очень быстрые эволюционные изменения после перемещения из соленой воды в пресную. Рыба лишилась своей брони и приобрела больше зубов в течении 10 лет. Никаких мутаций, над которыми поработал естественный отбор не произошло. Изменилась экспрессия генов и механизм их чтения, а не сама их последовательность.

— Итальянская ящерица после перемещения на соседний остров из-за нового питания и среды обитания за несколько поколений приобрела новый желудочный клапан. Изменения, которые по дарвинизму должны занять сотни тысяч лет, произошли за пару десятков лет. Причем, когда ящерицы были возвращены на прежнее место обитания, их внешний вид снова приобрел предыдущие морфологические особенности. Никаких мутаций и естественного отбора.

— В реках восточной Африки рыба цихлида сформировала адаптационное морфологическое (структурное) разнообразие, однако генетически сохранив удивительную схожесть. Всё заняло считанные годы.

— мексиканская пещерная рыба потеряла глаза как зрительный орган за ненадобностью, так как в глубинах нет света, а глаза потребляют огробное количество энергии для жизнедеятельности организма. Ген глаз был просто эпигенетически отключен. После поднятия рыбы на поверхность, где есть солнечный свет, ген для формирования глаз снова включается.

Помимо всего этого, с дарвиновскими вьюрками происходит гибридизация, что тоже часто бывает с видами, приобретшими некое морфологическое различие. Ничего уникального в этом процессе нет, как и не является он нелимитированным, а может быть только среди близкородственных организмов. Сам факт сохранения репродуктивной способности подтверждает, что особи одного вида. Тем не менее, в природе часто животные утрачивают желание спариваться с представителями своего вида из-за изменения в структуре феромонов, которые блокируют влечение особей к представителям своего подвида. Из-за этого рождается ошибочное и преждевременное суждение о том, что особи утратили способность давать потомство.

И третье- изменения с вьюрками происходят циклически, в зависимости от климатических условий и, связанного с этим, рациона питания птиц, как отметили ученые Bailey D. McKay и Robert M. Zink, в своей работе “Sisyphean evolution in Darwin’s finches,” Biological Reviews of the Cambridge Philosophical Society, вьюрки Галапагоссов никогда по-настоящему не достигают уровня видоообразования.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.